Научная фантастика vs фэнтези. Теория инферно Ивана Ефремова.

предыдущая здесь

Иван Антонович Ефремов – ученый-палеонтолог, антрополог, великий гуманист, философ, марксист, диалектик, Широкой публике И.А.Ефремов известен как писатель-фантаст.

Как ученый, Ефремов акцентировал внимание на значимости естественного отбора, когда природа “выбирает” тех, кто обладает более высокой степенью приспособленности к условиям среды и “выбраковывает” тех, кто менее приспособлен.

Процесс биологического отбора безжалостен. Как заметил Чарльз Дарвин, выживает не самый сильный из видов и не самый умный, а тот, кто лучше всех приспосабливается к изменениям.

И.А. Ефремов высказал очень важную мысль о том, что начала, на которых основывается естественный отбор, применимы к проектности, в том числе в области массовой культуры.

Хотя Ефремов не дожил до наших постмодернистских времен, насколько его научные выводы были верны, иллюстрирует пример мема.

Может быть, люди думают, что мем это стихийно появившееся явление, но это не так. В 1976 году английский эволюционный биолог Ричард Докинз разработал теорию мемов; и он же является автором термина «мем«.

Мем это информационный вирус, который должен поселиться в массовом сознании и “программировать” это сознание в определенном направлении.

Как вирусное явление, мем может развиваться путем естественного отбора аналогично биологической эволюции. Мемы делают это через процессы вариации, мутации, конкуренции и наследования, каждый из которых влияет на репродуктивный успех мема. Мемы распространяются через поведение, которое они генерируют у своих хозяев. 

Мемы, которые размножаются менее плодотворно, могут вымереть; в то время как другие, адаптировавшиеся к изменениям в среде, могут выживать, распространяться и мутировать.

Пример известного мема – “Да-да-нет-да”, когда на референдуме 25 апреля 1993 года россиян призвали проголосовать за политику Ельцина.

Мем сработал очень эффективно, и хотя к 1993 году криминальная приватизация шла стремительными темпами, россияне одобрили социально-экономическую политику Ельцина и всех этих чубайсов. То есть одобрили ограбление самих себя: это был период ваучерной дуриловки; вскоре последовали залоговые аукционы.

***

Американский биофизик Альфред Лотка предложил рассматривать естественный отбор как физический принцип, который может быть описан в терминах использования энергии системой (Принцип Лотки, Принцип максимальной мощности).

Конечно, во времена Ефремова в физике еще не было многих открытий, о которых говорится сегодня (про ту же темную энергию, к примеру). Ефремов оперировал терминами мирантимир, материяантиматерия, гравитацияантигравитация.

Антимир у Ефремова описывается как тьма, то есть это черная дыра. Вторая глава “Часа быка” так и называется — “По краю бездны”:

Это не был ночной мрак Земли, наполненный воздухом, запахами и звуками жизни. И не мрак космического пространства, чернота которого всегда подразумевает необъятный простор. На звездолет ползло нечто не поддающееся чувствам и разуму, не наделенное ни одним из привычных человеку свойств, не поддающееся даже абстрактному определению….

На секунду перед глазами Чеди встало незабываемое грандиозное зрелище – горящие кинжальными лучами звездные облака, полосы и шары вплоть до вертикального столба с циферблатами, а слева – заполнившая всё стена тьмы.

Эти два начала — свет и тьму — Ефремов постоянно противопоставляет.

Планета Земля, где люди создали глобальное коммунистическое общество, свободное от отчуждения, подается светло и радостно:

Астронавты хорошо знали чистую голубизну родной планеты, становившуюся все ярче и радостнее по мере приближения к ней.

Наоборот, планета Торманс, с ее несправедливым и жестоким к людям обществом, выглядит темной, неприветливой и даже зловещей.

Я уже говорила о том, что начиная с 1970-х годов (даже раньше) партийная элита приговорила СССР и начала работу по демонтажу социалистической системы.

Штаб-квартирой затеи перевода России на капиталистическую модель являлось андроповское КГБ и Андропов лично.

Андроповское КГБ готовило Перестройку и кадры под Перестройку. Развитие теории коммунизма больше было не нужно и тех, кто хотел эту теорию развивать, преследовали вплоть до физического устранения, как Ильенкова.

В 1960-х годах, на пик творчества Ефремова, Андропов подмял под себя уже и идеологическое поле. Поэтому для Ефремова писательская деятельность была скорее инструментом, чтобы донести свои идеи до масс посредством “эзопова языка” фантастики.

Книга Ефремова “Час быка”, где Иван Антонович высказал важнейшие мысли по поводу исторического процесса, взбесила Андропова. При жизни всемирный авторитет Ефремова защищал его творчество; однако после смерти Ефремова в 1972 году “Час быка” запретили к переизданию. Таким образом, советские читатели “Час быка” практически не знали ( а если бы читали, может быть сто раз бы подумали, прежде чем затевать Перестройку(((

И.А. Ефремов через свои фантастические произведения передал массам знания по теории развития общества.

Теория инфернальности

Естественный отбор господствет не только в природе, но и в неправильно устроенном человеческом обществе.

К  устройству общества на принципе естественного обора Ефремов применил термин инферно. Инферно с итальянского – это ад, преисподняя (отсылка к поэме Данте Алигьери “Божественная комедия).

Суть термина инферно – безысходность (“Оставь надежду всяк сюда входящий” — фраза над вратами ада в «Божественной комедии»).

В книге “Час быка” И.А. Ефремов писал:

И никто и ничто не могло помочь, нельзя было покинуть тот замкнутый круг инфернальности, болото, степь или лес, в котором животное появилось на свет в слепом инстинкте размножения и сохранения вида… А человек, с его сильными чувствами, памятью, умением понимать будущее, вскоре осознал, что, как и все земные твари, он приговорен от рождения к смерти. Вопрос лишь в сроке исполнения и том количестве страдания, какое выпадет на долю именно этого индивида. И чем выше, чище, благороднее человек, тем большая мера страдания будет ему отпущена «щедрой» природой и общественным бытием – до тех пор, пока мудрость людей, объединившихся в титанических усилиях, не оборвет этой игры слепых стихийных сил, продолжающейся уже миллиарды лет в гигантском общем инферно планеты

Суть социального инферно по Ефремову заключается в том, что развивая производительные силы, система не развивает человека (и даже более того, толкает его опять в архаику, заменяя рациональное мышление мифологическим).

Этот путь приводит к тому, что Ефремов называл “всепланетным угнетением”, торжеством антигуманных возможностей олигархии, когда народ загнан в неразвитие, в состояние опекаемого, за которого все решают другие – даже жить этому человеку или умереть.

Ефремов в Часе быка” описывает общество инферно на планете Торманс, когда люди загнаны в состояние короткой жизни (кжи), они не допущены к развитию; а управляет этим стадом каста избранных (джи, долгоживущих).

Надо сказать, кжи и джи уже и не такая фантастика с нынешней превращенной формой медицины, когда высокого статуса управляющая элита живут по сто лет (поскольку медицина обслуживает их по полной программе); а простые люди уж как придется.

Между прочим, якобы в “несвободном” СССР те ковидные издевательства, которые мы претерпеваем, немыслимы. Никогда в СССР люди не подвергались такому унижению, как разделение общества на привитых и непривитых. Это гностика в чистом виде, вошедшая в нашу реальную жизнь. Кстати, сейчас что-то не к добру заговорили об обезьянней оспе; как бы человечеству еще и на задницы маски не напялили. Так и будем ходить, с масками на роже и на заднице; впрочем, человечество это заслужило(((

Синхронизацию технологического и человеческого уровней Ефремов называл “Порог Синед Роба” (термин в стиле фантастики, так как научные работы на тематику развития общества андроповцы до масс бы не допустили. И “Час быка” тоже в конце концов до масс не допустили).

Общества, которые не в состоянии перешагнуть этот порог, то есть оставить за порогом модель естественного отбора, будут двигаться к самоуничтожению, потому что социальные патологии будут нарастать и нарастать, ибо из инферно выхода нет.

***

Инфернальную безысходность Ефремов символизировал уроборосом.

Уроборос – один из самых древнейших символов человечества, восходящий к временам палеолита. Этот символ представляет собой свернувшуюся в кольцо змею, кусающую свой хвост.

Уроборос означает бесконечное движение по кругу. 

В языческой дохристианской философии уроборосу соответствовала идея “Единое есть Все”.

Если бы все выводилось из одного начала (монистического принципа), то тогда действительно, “оставь надежду, всяк сюда входящий”. Однако Маркс, а за ним Ефремов, говорят о том, что существует возможность вырваться из безнадеги.

Единого начала нет, поскольку человеческое общество является продуктом не природы, а культуры. Таким образом, для человека существуют два начала – природа и культура.

Человек по Марксу, единственное существо, которое не совсем обусловлено.

СССР был авангардом знаний и все, что касается систем – это конек СССР. Говоря продвинутым советским языком, человек — единственная не совсем обусловленная система. Все остальные системы – обусловленные.

Зверь полностью обусловлен природой. Человек до сих пор очень сильно обусловлен природой, но не полностью – пока у него есть культура.

Человек обсуловлен социумом, но не до конца (пример — первые христиане, ушедшие от падшего, растленного, уже ни на что не способного Рима в катакомбы).

То есть человек может пойти в альтернативу социуму — эта необусловленность и есть сущность человека по Марксу.

Модель естественного отбора, говорил Ефремов, это модель безысходного ада (инферно) для человеческого общества.

 

И никакой технический прогресс не поможет, а даже поспособствут новым виткам несчастий человечества (кто знает, может этот ковид в какой-нибудь биолаборатории вывели; я уж не говорю о новейших военных вооружениях и тому подобное).

продолжение следует

share

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.