Оленеостровский могильник

исследование по идентичности русских

предыдущая здесь

Оленеостровский могильник — погребальный комплекс эпохи мезолита. Расположен на территории Южного Оленьего острова на Онежском озере (Карелия, Россия).

Данные радиоуглеродного анализа костных останков относят кладбище к периоду примерно  7 — 6 тысяч лет до нашей эры. Исследователи предполагают, что кладбищем пользовалась община из 400-500 человек в течение длительныого периода, возможно, до пятисот лет. Это означало бы одно захоронение каждые три года.

Известный чешско-голландский археолог Марек Звелебил идентифицирует этот район как часть Суомусъярвско-Кундского мезолита, который можно рассматривать как подотрасль Кундо-Бутовской культурной сферы:

После отступления скандинавского ледника этот район стал заселен собирателями, которые разделяли костяные и каменные комплексы, сопоставимые с Суомусъярвской культурой Финляндии и Кундской культурой Эстонии.

Находки на Оленеостровском могильнике дают значительную информацию о космологии народов мезолита, проживавших на территории будущей России.

Согласно Звелебилю, символика артефактов дает следующую картину: трехуровневая Вселенная (верхний, или небесный мир; средний или земной мир и подземный мир, связанный с водой, океаном и Севером).

Ярусы соединены между собой деревом жизни, обеспечивая концептуальную ось, связывающую три мира. Это описание согласуется с протоуральской картиной мира по В.В. Напольских.

Погребения шаманов

В северном секторе Оленеостровского могильника были обнаружены четыре “шахтные могилы”. Эти погребения существенно отличаются от других. С точки зрения погребальной архитектуры, обращения с телом и погребальными принадлежностями, захоронения относятся к шаманским ролям и символам.

В отличие от других могил, умершие – двое мужчин, женщина и юноша – находятся не в горизонтальном, а в сидячем или вертикальном положении.

Кроме того, эти захоронения были направлены на запад, в то время как все другие могилы были ориентированы на восток (что указывает на культ востока, то есть культ восходящего Солнца).

Звелебил считает, что направление захоронения очень важно, поскольку в западном направлении умерший будет располагаться

лицом ко входу в подземный мир, область духов предков шаманов и правителей подземного мира.

Погребальные принадлежности этих четырех могил также символизируют шаманские роли, подтверждением чего является присутствие челюсти бобра в одной из могил (челюсти бобра являлись частью одежды шаманов среди некоторых сибирских групп, в связи с предполагаемыми лечебными и ритуальными качествами бобра).

На приведенной ниже фотографии — одна из шахтных могил Оленеостровского могильника. Это захоронение мужчины средних лет, датируемое 6500 годом до н.э. Погребение включает в себя почти 500 тщательно расположенных вокруг тела погребальных предметов (многие из которых шаманского характера).

Артефакты включали подвески, которые были прикреплены к тому, что, возможно, было погребальным одеянием и шаманским головным убором. Археологами было высказано предположение, что размещение этих артефактов, почти вертикальное расположение тела и другие особенности погребального обряда указывают на то, что покойник был выставлен на обозрение намеренно, чтобы произвести запоминающийся визуальный эффект.

Сакральные отношения с лосем

Лось был священным животным доисторических людей, живущих в области Оленьего острова, поэтому ритуалы погребений тесно связаны с культом лося.

Лось управлял лесом; это был хозяин леса, который гарантировал успех в охоте.

На рисунке слева — могила из северного сектора, где нашли скульптуру лося. Ученые считают, что скульптура лося была предназначена для ручного использования – она привязывалась к рукоятке и служила навершием для церемониального посоха.

Замечу, что подобного рода навершия шаманских посохов были найдены на Шигирском торфянике.

Еще одна фотография артефакта с Оленеостровского могильника – здесь изображена мужская резная скульптурная фигура.

На фигуре вместо ног человека — копыта животного; по всей вероятности, лося (для сравнения, справа находится фотография лосиный ног).

Отображая мировоззрение древнего охотника, скульптура символизирует пересечение дуалистической границы человека и животного.То есть перед нами изображение человеколося – в данном случае находящегося как бы на полпути в процессе трансформации в животное.

“Измененная форма” помогала шаману посещать другие уровни Вселенной и общаться с существами потустороннего мира со всей силой души животного.

Ученые предполагают, что мезолитические охотники-собиратели северного сектора, относящиеся к культурам Суомусъярви и Кунда, могли иметь тотемические отношения с лосем. В таком случае, лось рассматривался как изначальный предок группы и социальная организация группы отражала этот принцип.

Однако существует и другое объяснение места лося в жизни группы – возможно, группа просто “исповедывала” культ лося (что является менее всеобъемлющей формой социальной организации, чем тотемизм).

Связка с Пермским звериным стилем

Примечательно, что на Оленеостровском могильнике существуют парные и тройные захоронения.

На рисунке: красочной иллюстрацией захоронения шамана и двух его помощниц является тройное погребение № 55 — 56 — 57.

***

В России существует такое историческое явление, как Пермский звериный стиль.

Пермский звериный стиль — условное название стиля, объединяющего бронзовую художественную пластику 7 века до нашей эры —  12 века нашей эры эры лесной и лесо-тундровой зоны Северо-Восточной Европы и Западной Сибири от Камско-Вятского бассейна до водораздела Енисея-Оби. В народе изделия Пермского звериного стиля называли “чудскими образками”.

Пример Пермского звериного стиля: человек под сводом из человеколосей на ящере / божество в полный рост и два человеколося на ящере / человеколоси и человек на головах ящеров (бронза, литье.)

Современные российские историки вообще не знают, что с этим Пермским звериным стилем делать. Хотя в советское время Пермский звериный стиль очень активно изучался. И, в частности, академик Борис Александрович Рыбаков интерпретацию символов Оленеостровского могильника связывал с “Пермским звериным стилем”.

Как заметил академик Рыбаков, многофигурные композиции Пермского звериного стиля, изображающие мужчину с лосиными рогами (голова лося) и двух женщин по бокам с головами, подобными лосиным, но безрогим (головы лосих) – повторяют в точности композицию Оленеостровского погребения!

Вся обстановка тройного погребения (№ 55, 56, 57) чрезвычайно напоминает традиционную композицию пермских шаманских бляшек: и там и здесь участвуют три фигуры – мужская в центре, две женские по бокам. Женщины-лосихи на бляшках обращены лицом к шаману; женщины в погребениях № 55 и 57 положены лицом к шаману (погребение № 56).  Б.А.Рыбаков, “Язычество древних славян”.

Представленная в захоронении практика могла расцениваться как продолжение шаманских функций в низшем мире (не исключено, что если кто-то из рабочей шаманской группы умирал, то и всех остальных умертвляли за компанию).

Изделия Пермского звериного стиля, о которых говорит академик Рыбаков и захоронения Оленьего острова на Онеге разделяют тысячелетия и тысячелетия.

Как сказал Борис Александрович Рыбаков,

Нити связи тянутся от Оленьего острова к пермским бляшкам на протяжении 6 000 лет.

***

Вместе европеоиды и монголоиды

По-видимому, две отдельные популяции использовали Оленеостровский могильник в качестве кладбища и места ритуального сбора, занимая разные участки. Это видно из двух пространственных кластеров внутри кладбища: северный кластер связан со скульптурами лосей, а южный — со змеиными скульптурками и антропоморфными идолами.

Представления о змее и человеке объединены в единую зооантропоморфную традицию южного сектора, отличную от северной группы, чью идентичность символизировали представления о лосях.

Некоторые исследователи считают, что родословным или клановым символом людей, захороненных в южном секторе Оленеостровского могильника была змея.

Важная особенность —

изображение змеи с Оленеостровского могильника очень схоже с изображением змеи из Гебекли-Тепе.

Более того, змея в древнейшей Анатолии изображалась в аналогичном стиле повсеместно.

Ниже приведены две скульптуры змей, извлеченных из могил в этом секторе. Высказывалось мнение, что нижняя змеиная скульптура демонстрирует некоторые человеческие черты.

И змея из Невалы-Чори (Анатолия):

В предыдущей заметке я упоминала, что слово “халтия”, возможно, изначально относилось к змее как духу предка. Важность змеи для финно-угров отражена в карело-финском эпосе “Калевала”.

В ранних метрических рунах Калевалы змея обычно фигурирует как понятие “провидец” или “шаман” (Калевала, хотя и была забита поздними германскими темами, отражает и древние финно-угорские темы. А что немцами не было забито)))

Змея однозначно была сакральным животным древних народов северной Восточной Европы, включая Прибалтику. Замечательная советская поэтесса Саломея Нерис по мотивам древних прибалтийских сказаний написала поэму «Эгле — королева ужей«.

А жених… не змей он,
Не ползучий гад!

Он хорош на диво,
Глаз не оторвать.
Молодой, красивый,
Жильвинасом звать.
Жильвинас — зовется
Балтики душа,
Что ныряет-вьется
В облике ужа.

Море ль свирепеет,
Темен день, как ночь, —
Он один сумеет
Рыбакам помочь.
Только непокорным
Гибель суждена:
Их на дне просторном
Леденит волна.
В глубине пучины
Встретит их в упор
Ледяной, змеиный,
Неподвижный взор…

Змей в поэме описан как властитель вод, аналог Тритона. Специалист по балтийской мифологии Гинтарас Береснявичюс  отмечал, что древние литовцы почитали  травяную змею, которая может рассматриваться как тотемный предок.

Кстати, Береснявичюс заметил, что в сказаниях об Эгле и змее присутствуют сакральные цифры вроде цифры 9.  Вообще Гинтарас Береснявичюс рассматривал легенду об Эгле и змее как литовский теогонический миф.

Еще когда в России была наука, то есть во времена СССР, множество версий этой сказки были собрано в регионе Чудского озера. Есть также финские варианты этой сказки.

***

Звелебил прокомментировал разделение Оленеостровского кладбища на два участка следующим образом:

Северный кластер использовался людьми с североевропейскими и уральскими чертами, более коренными в этом районе.

Эти люди представляют культуру Кунда, как самые старые поселенцы местности.

О другом секторе Звелебил говорит:

Южная область использовалась людьми с южными европейскими и сибирскими чертами, которые могли быть новичками на этой террритории.

Эта интерпретация подчеркивает генетическую неоднородность людей, которые пользовались кладбищем. Эти различия во внешности и генетическом составе могут отражать «беспрепятственный поток генов» через лесную зону Восточной Европы, вызванный дальними путешествиями и смешанными браками, которые были обычными среди северных популяций охотников-собирателей.

Исследователи отмечают два различных типа черепов: европеоидного типа и монголоидного типа.

Европеоиды

Найденных европеоидов можно считать “последними кроманьонцами”.

Про кроманьонцев. Монолитного африканского населения не существует.

В первобытные времена в Африке было множество анатомически разных популяций. Но первая волна африканской миграции в Европу была койсанской; потому что койсаны в тот период были самыми продвинутыми охотниками-собирателями (впрочем, как и теперь); и потому что койсаны располагали на тот момент передовыми технологиями, являясь создателями Ориньякской культуры.

Все слагаемые Ориньякской культуры появились еще в период обитания койсанов в Северной Африке. То есть койсаны пришли в Европу уже с полным набором религиозных верований и технологий.

Вслед за койсанами в Европу из Северной Африки вышли другие африканские группы, анатомически отличные от койсан, но разделяющие Ориньякскую культуру, включая шаманские институты.

Таким образом,

Кроманьонцы это общий термин для некойсанских африканских популяций охотников-собирателей Ориньякской культуры, мигрировавших в Европу.

Монголоиды

Южный сектор, как отмечают ученые, имел высокую распространенность прото-лапоноидных погребений (некоторые исследователи выделяют лапоноидов как одну из больших рас человечества, я придерживаюсь этой точки зрения).

У шведов и норвежцев существует некий комплекс отторжения того исторического факта, что заселение Фенноскандии происходило с востока.

Есть такой термин для археологической культуры охотников и собирателей эпохи позднего палеолита и раннего мезолита Северной Фенноскандии – культура Комса.

Некоторые шведские исследователи резко отрицают восточное происхождение культуры Комса.

В чем тут суть. Дело в том, что если признать, что заселение Фенноскандии происходило с восточной стороны — через ту же Онегу – где, на минуточку, за Онегой маячит Урал; то вся германская конструкция “мы, германцы, самые древние, изначально везде жили” рушится.

Между прочим, русские всегда были и остаются в самой тесной интеграции с традиционными промыслами российских финно-угров.

Изначальная северная Фенноскандия (Швеция, Норвегия) занималась исключительно охотой на тюленей. И где немцы и где охота на тюленей)))

Так вот, советские ученые, в отличие от нынешних российских блеющих непонятно что историков, доказали, что культура Комса происходит из северной части Восточной Европы.

Эти выводы советских ученых (а СССР во многом опережал в науке практически весь мир) – сейчас, через 50 лет, были подтверждены недавними палеогенетическими исследованиями норвежских генетиков, которые реконструировали путь людей культуры Комса — который оказался восточным. Первоначально лапоноиды обитали между Обью и Печорой; современные саамы являются потомками этих популяций.

Таким образом, на рубеже 7 — 6 тысячелетий до нашей эры в лесной зоне Восточной Европы проживали европеоидные и монголоидные популяции, погребавшие своих близких в Оленеостровском могильнике.

Ученые считают, что

Обширные культурные контакты и брачные сети, присущие изначальному населению северной Восточной Европы, содействовали весьма активной метисации кроманьонцев и представиетелей популяции с монголоидными признаками.

В большинстве случаев мы можем говорить о большей или меньшей монголоидной примеси у большинства финно-угорских народов.

Кто были эти люди с монголоидными признаками,  откуда они пришли на территорию Евразии – эта тема будущих заметок моего исследования.

***

Как я уже упоминала, ученые говорят о единой древней культурной общности охотников-собирателей, которая охватывала протяженность от Сибири до Фенноскандии.

Из сибирских популяций, изначачальное население Фенноскандии особенно контактировало с народами, известными как самодийцы (самоеды).

Самодийцы (самоеды) – общее название коренных малочисленных народов России: ненцев, энцев, нганасан, селькупов и других, говорящих на языках самодийской группы, образующих вместе с языками финско-угорской группы уральскую языковую семью.

Кто смотрел гениальный советский фильм “Угрюм-река” (снятый в 1968 году на Свердловской киностудии), тот, возможно, помнит сюжет о шаманке Синильге, захороненной на дереве.

Я к чему это говорю – исследователи удивляются, как мало найдено древних шаманских захоронений в земле. Казалось бы, шаманских погребений, подобных Оленеостровскому могильнику, должно быть много больше.

Ученые высказывают предположение, что небольшое количество древних шаманских погребений в земле связано с тем, что древние северные народы России, и финно-угры в том числе, практиковали (и некоторые народы до сих пор практикуют) воздушное погребение.

Обряд воздушного погребения — один из древнейших религиозных обрядов похорон умершего человека, в котором погребение совершается путём подвешивания тела умершего в воздухе – на дереве или на специально сделанном сооружении.

Кстати, не только северные народы этот обряд практиковали, но и абхазы, грузины тоже; но эту тему я буду обсуждать позже.

***

Обстоятельством, очень важным для моего исследования, является тот факт, что хотя было найдено большое количество шаманских украшений и других предметов,

изделий из янтаря в Оленеостровском могильнике не было.

Оленеостровский могильник является лишь одним из нескольких могильников в северной и прибалтийской Европе, демонстрирующих  такого рода погребальные традиции. Примером другого подобного кладбища являются Скейтхольм (Швеция) и Звейниеки (Латвия).

Кладбище охотников-собирателей Скейтхольм использовалось до 4000 года до нашей эры.

Изделий из янтаря а погребениях Скейтхольм не обнаружено.

Таким образом,

как минимум до 4000 года до нашей эры, в сфере культуры Кунда-Бутово, в Фенноскандии, янтарь не использовался — из чего можно сделать вывод, что древние охотники-собиратели янтарным промыслом и искусством обработки янтаря не занимались.

продолжение здесь

share

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

два × 5 =