Современные Нидерланды

Дети без детства

В здоровом обществе ребенок свободно может находиться вне дома. Так, в социалистическом советском обществе дети с самого раннего возраста свободно играли во дворе (да и не только во дворе. Мне года четыре было и близлежащие окрестности все были мною уже исследованы).

Вообще мы, дети Советского Союза, свое детство провели с ключом на шее. Родители были на работе, а мы, дети, после школы уходили гулять.

Мы играли во дворе, бегали на речку, через весь город ездили в Дом пионеров, по утрам в выходные дни ходили в кинотеатр на детские сеансы.

Мы приходили друг к другу в гости, мы дружили, мы играли большими компаниями на детских площадках, вечером нас было не загнать домой.

В школу нас никто за ручку не водил. Ранец на спину – и вперед. Да и в школу мы сами собирались – родители уже к этому времени на работе были.

Шестилетний советский ребенок, покупающий по маминому поручению хлеб или молоко – норма.

Короче говоря, улица была нашей естественной средой обитания.

Отчужденные от детства

Лето 2018 года. Нидерланды, симпатичный городок.

Местные СМИ сообщают о происшествии: шестилетняя девочка без сопровождения родителей вышла за калитку своего дома поиграть на детской площадке.

Тут же останавливается проезжающий мимо автомобиль и двое мужчин предлагают девочке сесть в машину. Та отказывается, девочку силой затаскивают в машину и увозят в неизвестном направлении, то есть среди бела дня похищают.

И вот вопрос — при всем материальном великолепии западного мира, разве можно назвать здоровым общество, где детям небезопасно находиться вне дома? Где шестилетний ребенок нуждается в сопровождении родителей, чтобы возле дома на детской площадке поиграть?

 

Кстати, голландские дети на детских площадках практически не играют. Хотя площадок полно.

На фото: дети редкие гости на голландских уличных детских площадках

Детских площадок недалеко от дома может быть сколько угодно. Но для того, чтобы голландский ребенок побегал-попрыгал и покатался с горки, родители на автомобиле везут его в специальные места, часто в платные детские игровые ценры.

Приезжают в такой центр, родители платят за вход и садятся за столик пить кофе; ребенок бежит в игровую зону кататься на горках и лазить по лесенкам.

В этих игровых зонах может бегать десяток-другой детей, но дети между собой не общаются! У них напрочь отсутствуют навыки спонтанного знакомства!

 

Никто не подойдет и не скажет – давай играть вместе))) Все играют в одиночку, каждый сам по себе.

Две модели

Я описала две альтернативные модели общества: бывшую социалистическую и нынешнюю капиталистическую.

В нынешней капиталистической России еще сохранились какие-то реликты советского  социума и дети по-прежнему играют одни на улице. Однако масштаб уже не тот, детей, не сопровождаемых родителями, сейчас значительно меньше; забыты и многие коллективные детские игры.

Постепенно российские дети отучаются от уличных детских игр, от коллективизма, от дружбы.

В капиталистической модели все больше и больше социального пространства отчуждается от человека, дети становятся типичными потребителями бесконечных предметов материального мира; в лучшем случае дети зависают в виртуальном интернетном мире, в худшем же случае озлобляются, становятся агрессивными, вовлекаются в движения, подобные российскому АУЕ (об этом я упоминала в одной из недавних заметок).

В России отчуждение в основном принимает форму агрессивного поведения против социума, на Западе – форму детской аутизации, замыкания в своем внутреннем мире.

Поэтому в 21 веке, отмахнувшись от социалистических отношений, мы имеем то, что имеем – общество, которое не может обеспечить ребенку безопасность и детей, отчужденных от детства.