Янтарные скульптурки из Астувансалми

исследование по идентичности русских

предыдущая здесь

Продолжаю обзор западных территорий, которые в древности входили в культурную сферу Кунда-Бутово.

Напоминаю, что культурная сфера Кунда-Бутово являлась генезисом уральско-финского онтологического каркаса в Волго-Окском регионе Центральной России.

В течение многих тысячелетий, Волго-Окский регион, по словам финского исследователя Кристиана Карпелана

генерировал население и культурное творчество.

Последовательные волны культурного влияния, сопровождаемые перемещениями населения, распространялись из этой области, достигая Финляндии и Карелии.

На территории будущей России древнейшие, изначальные цивилизационные импульсы шли с востока на запад.

Волны культурного влияния

Мощной силой в формировании урало-финского онтологического каркаса в Финляндии и Карелии были новые средства сакрального искусства, основанные на технологиях, которые были разработаны на востоке и затем передавались последовательными волнами культурного влияния.

Одно из средств сакрального искусства, которое будет рассмотрено здесь, это деревянные скульптуры.

Другими средствами священного искусства были изготовление изделий из кости, резьба и роспись поверхности скал.

Обращаю внимание читателя, что изделия из янтаря не входили в восточную охотничью традицию сакрального искусства.

Кристиан Карпелан выделил четыре основные волны культурного влияния и перемещения населения из Волго-Окского региона в Финляндию и Карелию:

8000г. до н.э. переселенцы Бутовской культуры из Волго-Окского региона вошли на территорию нынешней Финляндии и соединились с переселенцами из культуры Кунда балтийского региона. Вместе они образовали мезолитическую Суомусъярвскую культуру, обладавшую первым уральско-финским шаманским институтом в Финляндии.

6000г. до н.э. на территорию нынешней Финляндии приходят мигранты Верхневолжской культуры, принеся на новое место свое священное искусство керамики и глиняных фигурок. Эти мигранты положили начало неолитической культуре Сперрингс Финляндии и Карелии с ее ранней гребенчатой посудой.

4000г. до н.э. группы населения с Волго-Оки переселились в Финляндию и Карелию, принеся гребенчато-ямочный стиль керамики и сакральное искусство наскальной резьбы, а также искусство наскальной живописи.

1900г. до н.э. представители культуры сетчатой керамики, вобравшие в себя более ранние Волосовскую и Фатьяновскую культуры, принесли в Финляндию/Карелию своеобразный текстильный импринтированный стиль керамики (Сарса-Томица), зачатки земледели, а также первые изделия из бронзы.

Родственные сети и контакты

Между периодическими волнами влияния существовали постоянные и плотнейшие контакты между регионами Финляндия/Карелия и Волго/Ока.

Эти контакты были подобны, по словам финского археолога О.Сейцонен,

социально-экономическим сетям, простирающимися по территории Восток — Финляндия. Эти сети были основаны на родственных отношениях.

Ученые приходят к мнению, что у северных охотничьих племен существовала жесткая экзогамия (заключение брака за пределами определённой социальной группы – общины, рода, клана и т.п.).

Экзогамия создала родственные связи между охотничьими племенами и, как следствие, очень плотные контакты.

Связи между регионами Волга/Ока – Карелия/Финляндия постоянно укреплялись не только за счет экзогамии, но и за счет постоянного перемещения населения с Волго-Оки на территории Карелии/Финляндии. Как установили финские исследователи, охотничьи общины привыкли к кочевой жизни; места обитания можно было найти на больших расстояниях — таких, как территория Финляндии – где высокая плотность рыбы привлекала людей к передвижениям.

Финляндия, с ее обширными озерами и морскими побережьями, была раем для рыбаков каменного века.

Деревянный идол из Похьянкуру

В древности финно-угорские народы поклонялись местным природным божествам.

Религиозные ритуалы совершались в святилищах каждого конкретного божества. Святыни, которым поклонялись, в основном являются “богами из дерева”: деревянные статуи или резные антропоморфные фигурки на деревьях.

К сожалению,  деревянные изображения почти не сохранились. Из того что сохранилось, известностью пользуется деревянная статуя каменного века, найденная в Похьянкуру (Финляндия).

Деревянный идол из Похьянкуру датируется 3 000 лет до нашей эры. Это самый старый деревянный идол из когда-либо найденных в Финляндии.

Идол из Похьянкуру представляет сакральное искуство древних охотников, основанное на традиции изготовления деревянных скульптур.

Эта традиция была разработана на востоке (примером чего служит Шигирский идол); и затем эта традиция передалась на запад.

Позже, когдя я буду подробнее рассматривать Балтийский регион, мы увидим, что традиция деревянных идолов была распространена по всему балтийскому побережью и даже далее на запад, по побережью Северного моря.

Наскальные рисунки в Астувансалми

Наскальные изображения в Астувансалми (Astuvansalmi) расположены на берегу финского озера Йевеси, которое является частью большого озера Сайма, расположенного на юго-востоке страны.

Рисунки находятся на высоте от 7,7 до 11,8 метров над уровнем воды озера Сайма (уровень озера был намного выше в то время, когда были сделаны наскальные рисунки). В этом районе насчитывается около 70 наскальных картин.

Забавный факт – в 1968 году финскому археологу Пекко Сарвасу для изучения рисунков пришлось официально их “найти”; хотя эти рисунки были известны.

Скала, на которой расположены картины, похожа на человеческую голову, форма которой особенно заметна зимой, если смотреть со льда озера.

Наскальные картины и предметы в сочетании с самим местом, скалой, породили убеждение, что скала издавна была значительным природным святилищем, местом культа и жертвоприношений.

Самые древние картины были сделаны примерно в 3800 годах до нашей эры. Они расположены на самом высоком уровне. Все более поздние картины были сделаны с лодок во время различных исторических уровней воды озера Сайма.

Наскальные рисунки Астувансалми содержат следующие изображения: от 18 до 20 лосей, примерно столько же человеческих фигур, десятки отпечатков ладоней и следов животных, от 8 до 9 лодок, а также геометрические узоры и рисунки, которые, как полагают, изображают рыбу и собаку.

Отпечатки ладоней были истолкованы как указывающие на святость этого места. Они также могли использоваться для обозначения границ племенной территории охотников.

Самый распространенный сюжет – лось, а наиболее распространенная комбинация наскальных рисунков состоит из лося, человеческой фигуры и лодки. Человеческие фигуры — это и шаманы, и духи, связанные с охотничьими обрядами.

У некоторых лосей есть точки на сердце. Все, кроме одного, смотрят на запад. Некоторые двигаются, а некоторые стоят.

Лодка была важным средством передвижения в озерных районах доисторической Финляндии. Большие лодки из кожи и дерева использовались за тысячелетия задолго до того, как викинги начали делать свои корабли.

Перед центральным лосем, слева от святилища, находится рисунок женской фигуры.

Предмет, который держит дама, интерпретируется как лук (однако это может быть что-то другое). Фигура запечатлена в африканском стиле «канага«, то есть в стиле священного танца.

Женщина с луком интерпретируется некоторыми исследователями как “первобытная Артемида” —  мать-предок племени или лесной дух.

В современной Финляндии женщину с наскального рисунка отождествляют с лесной девой Теллерво.

Однако стиль изображения «канага» скорее говорит о том, что женщина — жрица.

Сегодня фигура этой женщины-охотницы является символом туризма финского региона Южный Саво. Эта фигура воспроизводится на сувенирных футболках, серьгах, булавках и ковриках для мыши)))

Также археологи нашли наконечники стрел, датируемые 2200 — 1800 годами до нашей эры и 1300 — 500 годами до нашей эры.

Поселения каменного века, датируемые примерно 3300 — 2800 годами до нашей эры, были найдены недалеко от Астувансалми.

Янтарные статуэтки из Астувансалми

На дне озера Сайма, были найдены и другие археологические артефакты. Важный момент для моего иследования — в том числе были найдены небольшие статуэтки древних богов, выполненные из янтаря.

В начале 1990-х годов на этом месте были проведены четыре озерные археологические экспедиции, где на глубине девяти и одиннадцати метров были найдены три янтарные подвески в виде человеческих лиц и один артефакт, который был интерпретирован как изображение головы медведя. Известно, что в материале балтийского каменного века тема медведя являлась религиозным мифом (более поздим, чем миф лося).

Все изображения очень однородны по стилю и, возможно, созданы рукой одного и того же мастера.

Находки привели к вопросам: возможно ли, что тонко обработанные янтарные предметы сделаны на месте? Или они были завезены из другого места?

Были ли это украшения — амулеты, носимые на кожаном ремешке, или, возможно, ритуальные украшения одежды; каково было их использование?

Как они попали в воду? Были ли они принесены в жертву, или произошел несчастный случай?

Изделия из янтаря являются специфической вещью для уральско-финских охотничьих племен. Охотничьи племена янтарным промыслом и янтарным искусством не занимались.

Далее – человеческие лица. Ясно, что это выражение неких божественных сущностей. Но каких?

Принимая во внимание материал – янтарь – из которого выполнены антропоморфные изображения, сомнительно, что это изображения уральско-финских охотничьих духов.

Гораздо более возможно, пришли к выводу исследователи, что это изображение божества Перкеле.

Перкеле

Перкеле —  бог грома в финской мифологии.

Перкеле – божество не уральско-финского происхождения.

Ученые считают, что слово “Перкеле”  — индоевропейского происхождения. Перкеле связан с именами богов на латышском (Përkons), литовском (Perkūnas), древнепрусском (Percunis), польском (Perkun, Perun или Perkwunos) и словенском (Parkelj) языках.

Через агрессивное поведение христианской Церкови в отношении языческих религий, имя Перкеле стало одним из многих имен сатаны. В конце концов имя божества Перкеле превратилось в ругательство.

Сегодня «перкеле» — одно из самых распространенных проклятий в финском и – что интересно! – в словенском языках.

У финнов Перкеле это самое матерное ругательство; когда финны говорят: “иди к Перкеле”, это означает “иди на ***”

когда словене говорят “иди к Parkelj”, это означает “иди к черту”. Напоминаю, что новгородцы были словене (ильменские словене).

Итак, имя Перкеле не финское. А вот эпитеты принадлежат финскому языку.

В финской мифологии Перкеле имел эпитеты “Укко” (“Старик”) и “Юмал”, что означает «Верховный Бог«.

Эпитет “Укко” (“Старик”) достаточно недавний.

Эпитет “Юмал” («Верховный Бог«) гораздо более старше и связан с божеством Омэль (Йомал) мифологии коми и Юмалом эстонской мифологии.

В скандинавских сказаниях Йомал упоминается в качестве божества Биармии.

Термин Биармия как правило, относится к южным берегам Белого моря и бассейну Северной Двины; а также, предположительно, к некоторым прилегающим районам. Сегодня эти территории входят в состав Архангельской области России, а также Кольского полуострова.

«Избушки на курьих ножках» я обсуждала в прошлой заметке.

На фото: российские саами Кольского полуострова, начало 20-го века

Картографы располагали Биармию на Кольском полуострове.

Карта венецианцев 16-го века: Биармия на этой карте расположена на Кольском полуострове. Указаны города Berga и Starigur. Название Starigur явно содержит славянский элемент.

Еще карта венецианцев, где они заботливо указали, какие ценные товары может предоставить Биармия, меха каких зверей. Указано большее количество населенных пунктов, указаны те же Berga и Starigur.

 Обратите внимание на название населенного пункта Pero (внизу карты).

На английской карте 1600 года указано большое количество населенных пунктов. Среди прочего, рядом с селением Warsiga (которое под именем Варгуза существует до сих пор), указан город Biamsar. Что означает это слово, можно только предполагать. Может быть, англичане отметили таким образом главный город Биармии? Ведь если у древней Биармии был князь, то должна была присутствовать и резиденция князя.

По Иоакимовская летописи в первой половине 9 века у словен был князь Буривой, воевавший с варягами и проигравший решающую битву. После поражения князь бежал в город Бярмы, расположенный где-то на острове, а варяги обложили словен данью. Затем словене пригласили на княжение Гостомысла — сына Буривоя.

Буривой, имея тяжку войну с варяги, множицею побеждаше их и облада всю Бярмию до Кумени. Последи при оной реце побежден бысть, вся свои вои погуби, едва сам спасеся, иде во град Бярмы, иже на острове сый крепце устроенный, иде же князи подвластнии побываху, и тамо, пребывая, умре. Варяги же, абие пришедше град Великий и протчии обладаша и дань тяжку возложиша на словяны, русь и чудь. (Татищев В. Н. История Российская. Том первый. — М-Л.: изд-во АН СССР, 1962)

Если город Бярма Иоакимовской летописи это город Biamsar с английской карты, то название Кумень, как считают исследователи, это Кюмийоки (фин. Kymijoki, швед. Kymmene, рус. Кумень).

Река Кумень вытекает из озера Коннивеси в центральной Финляндии и близ финского города Котка впадает в Финский залив.

Посмотрим всю конфигурацию на карте. Я использовала Атлас Мира 1961 года Министерства геологии и охраны недр СССР (этим атласом я очень горжусь)))

Слева вверху я обозначила чертой реку Кюмийоки/Кумень, а слева же внизу крестиком обозначила примерное место на Финском заливе, куда Кумень впадает.

Немного выше этого места находится озеро Сайма, где были найдены янтарные предметы Астувансалми. Я обозначила это озеро кружком.

Справа вверху чертой я обозначила селение Варзуга (Мурманская область), которое под именем Warsiga указано на английской карте 1600 года.

Чуть выше селения Варзуга крестиком я обозначила примерное место нахождения города Biamsar.

В самом внизу я подчеркнула Новгород.

Большим прямоугольником я обозначила примерную территорию, которую в 9 веке контролировали ильменские словене, возглавляемые князем Буривым. 

Кто жил на этой территории в 9 веке?

Варяги, согласно Иоакимовской летописи, там не жили, но очень хотели взять эту территорию под свой контроль и постоянно совершали набеги, которые отбивали словене.

Согласно летописи, в тех местах жили словене, где-то жило племя русь и жили чудь (Варяги же, абие пришедше град Великий и протчии обладаша и дань тяжку возложиша на словяны, русь и чудь).

Кстати, заметьте, что по Иоакимовской летописи, еще до Гостомысла, племя русь жило в районе обитания словен и чуди.

Недавние исследования уральского субстрата в севернорусских диалектах позволяют предположить, что словене не были в этом регионе большинством населения.

Поскольку словене отражали нападения варягов, то у словен, в отличие от финно-угорских охотников, явно была дружина. Таким образом, словене в 9 веке – правящая группа в регионе, обладающая дружиной.

Таким образом, бьярмы это словене как правящая группа,

финно-угорский народ саами,

пермские народы (как и в слове Перкеле, элемент пер в названии пермяков, в названии города Пермь – не финно-угорский. Но об этом тоже позже);

а также другие уральские группы, связанные между собой родственной сетью, которую я обсуждала выше. Этот конгломерат племен и называли бьярмами.

Бьярмы – скорее всего, в лице словен — имели торговые связи вплоть до Волжской Булгарии. Торговля осуществлялась через Северную Двину, Каму и Волгу в Болгар и другие торговые города на юге, где они также имели контакты со скандинавскими торговцами, проходившими через регион Балтийского моря.

Шкуры и моржи обменивались там на серебряные монеты и другие товары (поэтому кладбища в современном Пермском крае являются богатым источником сасанидских и согдийских серебряных монет). На севере бьярмы вели торговлю друг с другом.

Позднее из Норвегии в Бьярмаланд было совершено несколько путешествий. Наиболее хорошо документированной экспедицией была экспедиция вождя викингов Тора Хунда, который прибыл в Бьярмаланд с несколькими товарищами в 1026 году. Они купили большое количество меха, после чего они якобы отправились в плавание.

Позже они тайно вернулись на берег, разграбив святилище, где бьярмы воздвигли статую своего бога Йомала. У Йомала на коленях стояла серебряная чаша, а на шее висела драгоценная цепочка. С этой богатой добычей Тору и его людям удалось спастись от преследующих их бьярмов.

***

Итак, финно-угорское название верховного бога (в разных финно-угорских вариантах) – Юмал/Йомал/Омэль.

Вопрос — кто в 4-ом тысячелетии до н. э. принес на финно-угорскую землю искусство янтарных изделий и не финно-угорский элемент пер?

Понятно, что позже в обсуждаемом мною регионе проживали словене и русы, набегали варяги; но не в 4, 3, 2 тысячелетиях до нашей эры.

Примерно 5 000 лет назад какие-то не местные люди пришли к финно-уграм, принеся искусство янтарных изделий (которое не переняли финно-угры!) и отождествили своего верховного бога, имеющего в имени индоевропейский элемент пер, с верховным богом финно-угров Йомалом/Юмалом.

***

И в заключение заметки. Племени “финны” в Финляндии никогда не существовало.

Слово “финны” – не финно-угорский этноним.

 

К 9-му веку, о котором повествует Иоакимовская летопись, Финляндия представляла собой малозаселенную и суровую территорию. Ее прибрежные южные и юго- западные области, омываемые Финским и Ботническим за­ливами, представляли собой ареал обитания для финно-угроязыч­ных племен, занимающихся преимущественно рыболовством и охотой.

Центральные области Финляндии были заняты редким саамским населением, находящимся еще на более низкой стадии развития.

По причине рассеянности на значительной территории и малочисленности, древние фин­ны не создали единого государства, а постоянно подвергались внешнему влиянию со стороны более развитых народов (что непосредственно предполагает и влияние на религиозную жизнь древних финнов).

Сами финны называют Финляндию Суоми.

Ученый Петри Каллио предположил, что имя Суоми имеет ранние индоевропейские отголоски с первоначальным значением «земля».

Было высказано предположение, что топонимы Sápmi (саамский для Лапландии), Suomi (финский для Финляндии) и Häme (финский для Тавастии) имеют одно и то же происхождение, источник которого может быть связан с протобалтийским индоевропейским! словом *žeme, означающим «земля«.

Изначально эти слова обозначали конкретно людей в Юго-Западной Финляндии (собственно Финляндия, Варсинайс-Суоми), а затем и всю территорию современной Финляндии.

***

Охотники-собиратели периода янтарных находок Астувансалми говорили на уральских языках.  Разумеется, никаких немцев и славян в то время не существовало.

Янтарные изделия не присущи культурной сфере Кунда-Бутово.

Кроме того, в традиционном финском лексиконе имеется большое количество слов (около трети) без известной этимологии, намекающих на существование исчезнувшего палеоевропейского языка; к ним относятся многие топонимы и такие слова, как Перкеле.

Поскольку сам финский язык достиг письменной формы только в 16 веке, о ранней финской жизни имеется крайне мало первичных данных. Происхождение даже таких культурных икон современной Финляндии, как сауна, кантеле (инструмент семейства цитр) и Калевала (национальный эпос), остается неясным.

Так кто же принес на территорию финно-угров индоевропейский язык и культ бога грома Перкеле?

И почему финно-угры 4-го тысячелетия до н. э. позволили объединить поклонение Перкеле и поклонение Йомалу в единый культ и отправлять этот культ в совместных святилищах?

Так могли относиться лишь к людям, не чуждым культуре Кунда-Бутово. Кто же были эти люди?

На старинной карте: город Перно в Финляндии, недалеко от места впадения реки Кумень в Финский залив

продолжение здесь

 

 

share

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

3 × 4 =