Нидерланды под гитлеровской оккупацией

Гитлер считал голландцев родственным народом. Голландцев, норвежцев, датчан, фламандцев как относящихся к “нордической расе” предполагалось фашизировать и германизировать.

“Великое европейское пространство”, унифицированное экономически, политически и расово под господство СС – такова была цель нацистов.

Гитлер назначил управлять Нидерландами не военного, но штатского чиновника. Не немца, но австрийца. Того, кто уже блестяще провел “одомашнивание Австрии в Третьем Рейхе” – рейхсминистра Артура Сейсс-Инкварта.

А в мае 1942 года в Голландию прибыл Генрих Гиммлер, чтобы заменить режим германской оккупации на национальное голландское правительство. “Фюрером голландского народа” был провозглашен местный нидерландский нацист Мюссерт.

Вовремя предать — это значит предвидеть

В нынешней капиталистической России советский период страны принято пинать по всем направлениям. Вот и на последнем праздновании Дня Победы президент РФ Путин заявил о “непомерной цене Победы” (наверное, если бы вместо Сталина был Путин, то он позвонил бы напавшему на СССР Гитлеру и сказал: “Адольф Алоизович, вы на нас напали, вы записали нас, советских людей, в недочеловеки и решили нас истребить; вы знаете, мы согласны. А то вдруг мы вас победим и тогда цена жизни и свободы будет непомерной! Мы такого допустить не можем.”)

На фото: Путин вещает на фоне законопаченного власовскими расцветками Мавзолея

Короче говоря, советское руководство у нынешних российских буржуев плохое.

А вот вам пример хорошего руководства.

Королева Нидерландов Вильгельмина по-своему готовилось к войне с Германией.

Еще в конце 30-ых годов королевское семейство задумалось о необходимости убежища на случай войны. Было решено, что в случае военного конфликта королевская семья уедет в Англию.

Обустроить убежище в Лондоне поручили министру иностранных дел ван Клеффенсу.

Ван Клеффенс попросил британское правительство в случае немецкого вторжения предоставить убежище королеве Вильгельмине, ее семье и кабинету министров. Британское правительство положительно отреагировало на просьбу голландского руководства.

Для отъезда были сделаны обширные приготовления и к осени 1939 года все было готово; а в апреле 1940 года, то есть еще до нападения Германии на Нидерланды, в Англию были переведены необходимые денежные суммы.

За пять дней до немецкого вторжения принц Бернард лично проинспектировал пути бегства королевской семьи и подготовленную инфраструктуру.

10 мая 1940 года Германия начала военные действия против Нидерландов.

11 мая 1940 года голландский Кабинет министров обсудил необходимость уносить ноги из Нидерландов и рекомендовал королеве также покинуть страну.

Антиконституционное бегство

В английской Википедии о бегстве голландского правительства говорится буквально следующее:

Когда 10 мая 1940 года немцы напали на Нидерланды, ситуация вскоре стала очень серьезной. Из-за этого правительство решило бежать в Лондон.

При этом Статья 21 Конституции Нидерландов гласила, что ни при каких обстоятельствах резиденция правительства не может быть перемещена за пределы империи (Нидерланды были колониальной империей).

Кстати, из записок принца Бернарда следует, что рассматривались и конституционные альтернативы, такие, как Суринам или Нидерландские Антильские острова. Но был выбран Лондон.

Утром 13 мая 1940 года министры заявили королеве, что сопротивление немцам не может продолжаться долго из-за отсутствия боеприпасов. Чуть погодя королеве доложили, что немецкие танки продвигаются к Роттердаму.

Вечером того же дня королева Нидерландов Вильгельмина ступила на британскую землю.

Королева объявила Лондон резиденцией правительства, хотя по Конституции это было невозможно. В этом свете многие рассматривали королеву как убежавшую в чужую страну, где она окружила себя не законным правительством, а группой государственных изменников без власти.

Голландцы были глубоко возмущены бегством руководства. Люди чувствовали себя преданными.

Многие солдаты морской пехоты в Амстердаме в тот день сложили  оружие из чистого разочарования. В Гааге портретами сбежавшей королевы, выброшенными из окон, были усеяны все улицы.

Портрет королевы Нидерландов Вильгельмины

15 мая 1940 года один из голландцев, обращаясь к народу по радио, сказал:

в то время как голландские солдаты все еще продолжают воевать, королева и правительство бежали. Королева поступила преступно.

В Лондоне

По прибытии в Лондон королева Вильгельмина обратилась к голландскому народу с воззванием. Она объяснила, что уехала в Англию не из-за трусости, а потому, что хочет сражаться с немцами из Лондона. В своем воззвании она сказала следующее:

Но Нидерланды однажды, с Божьей помощью, вернут себе всю свою территорию… Делайте все, что в ваших силах, в интересах страны. Да здравствует Отечество!

Короче говоря, денег нет, но вы держитесь)))

Хотя королева благословила народ непонятно на что, “Нидерландское правительство в изгнании” было охвачено пораженческими настроениями

Премьер-министр Де Геер и военный министр Дэйксхоорн были уверены, что антигитлеровские силы войну уже проиграли и необходимо договориться с Германией о заключении мира.

Находясь в Лондоне, голландский премьер-министр Де Геер хлопотал о сепаратном мире между Нидерландами и Третьим Рейхом (что, кстати, нанесло немалый ущерб моральному духу голландцев).  Де Геер четко заявил – войну не выиграть.

Нидерландский Кабинет в мае 1940 года в Лондоне (foto: Nationaal Archief)

В конце концов де Геера отстранили от должности, официально по состоянию здоровья.

Позже Де Геер с разрешения немцев! через Берлин! вернулся в Нидерланды, чтобы воссоединиться со своей семьей! Вернувшись на родину, отставной премьер-министр не стал сидеть, сложа руки. Нет-нет, де Геер не пошел в партизаны; но он написал очень толковую брошюру-инструкцию для голландцев как сотрудничать с немцами.

Министр обороны Нидерландов Адриаан Дэйксхоорн должен был отвечать за оборону Голландии во время немецкого вторжения.

Однако Дэйксхоорн занимался не столько организацией обороны страны, сколько распрями в своем военном ведомстве.  В результате 14 мая 1940 года, через четыря дня после нападения немцев, министр обороны Нидерландов Дэйксхоорн уже кушал английский завтрак в Лондоне.

Тайные переговоры с немцами

Была одна тема, которая очень волновала голландское руководство и особенно королеву Нидерландов. Это был вопрос о голландских колониях. Не отберут ли немцы колонии?

По колониям и по другим вопросам в июле-августе 1940 года директор голландской авиакомпании “KLM” Плесман вел переговоры с Герингом. Уже и Голландия была немцами завоевана; но Плесман ездил и в Берлин к Герингу и в Рим к Муссолини (видимо, контакты были не нидлячего, если после войны КЛМ спасал разыскиваемых нацистов, перевозя их в Аргентину).

В октябре 1940 года голландский посланник в Турции в Анкаре вел переговоры с  гитлеровским дипломатом фон Папеном.

В декабре 1940 года в Шанхае и весной 1941 года в Лиссабоне переговоры были продолжены. Голландские представители сообщали своему “правительству в изгнании’’ весьма благоприятные вести:

…эти люди (Гитлер и Геринг) убеждены, что Индонезия может быть сохранена для Европы только в форме “Нидерландской Индии”. Следовательно, они стоят за независимость Нидерландов, хотя и под немецким влиянием с Оранским домом во главе, с сохранением азиатской части королевства.

Позже в голландской печати утверждалось, что и принц Бернард (муж тогдашней наследницы престола Юлианы) приложил руку к этим переговорам, направив Гитлеру личное послание, в котором он предлагал заключить мирный договор.

Этот факт позже был официально опровергнут Нидерландским Королевским Домом. Гы)))

Ждали у моря погоды

В целом, “Нидерландское правительство в изгнании” действуя в соответствии с линией правящих кругов Англии и США, призывало придерживаться тактики аттантизма – то есть воздерживаться от активных действий и занимать выжидательную позицию.

Какие-то подпольные антигитлеровские организации в Голландии были, вроде “Орде-динст” (“Служба порядка”), но в практической деятельности они ограничивалась лишь сбором разведывательных данных для эмигрантского правительства и англо-американского командования. Об остальных и говорить нечего, настолько вяло они себя вели.

Единого национального Центра Сопротивления не было, а без Центра “дубина народной войны’’ в Голландии не поднялась (это только в СССР, как нынешние российские попы уверяют, население страны победило Гитлера вопреки Главнокомандующему и Ставке, благодаря лишь иконам, с которыми попы на самолетах облетали немецкие войска)))

Радио Оранж

Королева Вильгельмина в Лондоне в основном занималась тем, что тасовала Кабинет, меняя министров, как перчатки. Говорили о странностях поведения королевы, объясняя ее странное поведение пристрастием к употреблению обезбаливающего медикамента перветина (во время Второй мировой войны перветин часто использовался и в качестве наркотика).

В Лондоне Вильгельмина выступала по “Радио Оранж” с разными обращениями. Королева как бы получала всю информацию о происходящем в Нидерландах, однако о геноциде евреев она каким-то образом не услышала. Поэтому поддержки от своей королевы голландские евреи не дождались. “Не выдавайте евреев немцам” – такого обращения к народу по “Радио Оранж” не прозвучало.

В Лондоне Вильгельмина очень страдала от плохой экологии, от загрязнения воздуха, вызванного активно работающей промышленностью.

Королева регулярно выезжала в сельскую местность, где она любила рисовать окрестности.

Когда союзники освободили Нидерланды от немецкой оккупации, королева и ее министры вернулись на родину и сказали – мы тоже воевали.

Нидерланды в период Второй мировой войны