Культ предков. Откуда взялось чистилище (3)

исследование по идентичности Запада

предыдущая здесь

Итак, отделенные при вторичном захоронении черепа и длинные кости — древняя итальянская практика захоронений, которая существовала как в дохристианские, так и в христианские времена.

Если говорить о христианских временах, то значимость черепа в данном случае та же самая, что у первобытных людей – череп рассматривается как вместилище индивидуальности человека. Длинные кости – как носители сверхъестественных возможностей (отсюда почитание мощей).

За практикой отделения черепов стоит представление о смерти как о медленном процессе, параллельном процессу дефлешинга костей.

Если на костях остались куски плоти, то, как считается, душа умершего будет беспокойно блуждать в этом мире. Поэтому для недостаточно очищенных костей потребуется повторная очистка с соответствующими местными ритуалами.

Период от первичного до вторичного погребения является в глазах итальянской традиции фазой, предшествующей окончательному прибытию души в небесное царство ее вечной жизни

Эксгумация останков и их окончательное очищение символизирует заключительный этап освобождения и путешествия души.Только когда скелет чист, можно будет сказать, что душа готова к пребыванию в вечности.

Отделение черепа и длинных костей от скелета означало конец процесса смерти и окончательный переход умершего в загробное царство.

При этом скелет рассматривается как священный, а за душу умершего родственники будут молиться у маленьких домашних алтарей.

Еще раз — суть вторичного погребения в том, что смерть отождествляется с гниющей плотью. И пока плоть гниет, процесс смерти не завершен, а значит, душа усопшего не может найти успокоение.

В этом понимании процесс трансформации трупа, освобождение от плоти является обрядом окончательного перехода души в царствие небесное.

Только после прохождения переходной фазы, освободившись от нечистоты плоти, человек получает право на окончательное захоронение.

Когда череп отделяют от скелета, обряд завершается. Отделение черепа знаменует завершение процесса смерти. Душа окончательно разрывает с миром живых и навечно уходит в царство мертвых.

Идея переходного состояния души, пока труп освобождается от плоти, породила концепцию чистилища.

Концепция чистилища

Чистилище, согласно верованиям некоторых христиан (в основном католиков), является промежуточным состоянием после физической смерти для искупительного очищения.

Как я уже упоминала, почитание христианами мощей это продолжение языческого культа предков.

Христианские мощи выполняют ту же функцию, что и в язычестве дух-защитник и посредник в передаче ходатайств богу:

Угнетаемые несчастиями и бедствиями как к безопасному прибежищу спешат к тем местам, где покоятся сии преблаженные, и в своих молитвах и прошениях употребляют их ходатаями и посредниками, по причине их беспредельной надежды на Бога. Оттого и бедность уничтожается, и болезни врачуются, и грозные начальники делаются милостивыми. (Астерий Амасийский, «Похвала святым мученикам»).

То, что чистые кости обеспечивают контакт с умершим, это прямое языческое наследие.

Такой же прямой языческой вставкой в христианство является восприятие святого как посредника и заступника перед Богом. При этом, пока душа еще окончательно не удалилась в царство смерти, она более доступна для контакта с живыми и более восприимчива к просьбам живых.

***

На этих языческих постулатах появилась католическая концепция чистилища.

В это время, в чистилище, душа находится еще на низшем уровне, близко к живым людям, и потому более восприимчива к гласу живых. По этой причине души периода чистилища очень ценны для живых и нагружаются многочисленными ходатайствами для заступничества перед Богом. Когда душа попадет на небо, она будет отрабатывать эти ходатайства.

После очищения в чистилище, душа продолжает свое восхождение, постепенно сокращая контакты с живыми. Кто не успел подать ходатайство, тот лузер((( связь с живыми становится призрачной.

Таким образом,

концепция чистилища это перешедшая в христианство древнейшая языческая концепция процесса смерти, включающая истлевание плоти.

Резюмируя, идея чистилища в своей основе — это итальянская традиция вторичного погребения.

После разделения христианства на западную и восточную ветвь, через римское папство, доктрина чистилища была включена в католицизм.

Протестанты и православные концепцию чистилища не признают.

***

Про традицию вторичного погребения в России я буду рассказывать в отдельных заметках. Однако, забегая вперед, скажу, что когда дело доходит до России, то все кардинально меняется.

Вторичное погребение – чрезвычайно древняя практика, древнее не бывает. Изначальное население на территории России разделяло те смыслы вторичного погребения, что я описала выше: кости должны полностью освободиться от плоти и только тогда душа воспарит ввысь. И русы такое мнение изначально тоже разделяли (отсюда практика сожжения умерших).

Но – в отличие от Запада славяне никогда не рассматривали смерть как благо. Для славян смерть однозначно зло; и если на Западе зло и добро было неразделено в боге, то славяне, в частности, русы, разделили богов на злых и добрых (называя их эпитетами Чернобог и Белобог). За смерть как зло отвечал плохой бог.

Особенно оказалась созвучной русским христианская идея воскресения в теле. Собственно, это и есть русская идентичность, иначе называемая русский хилиазм.

Мощи

Западное понимание опирается на представление о святых мощах как о костях, а не как о нетленных телах.

Отношение к материи и смерти – основная точка расхождения западной и русской цивилизаций. Русские приняли идею воскресения именно так, как она предлагалась изначальными христианами – воскресение в теле. И поэтому русские материю стали рассматривать как благо, как противовес смерти.

В результате, если западные христиане объявляли святыми тех, чья плоть быстрее истлевала после смерти, то русские объявляли святыми тех, кто после смерти дольше всех не истлевал.

И хотя при Романовых (а правильнее сказать, при Гольштейн-Готторп-Романовых) Русская Православная Церковь насаждала западное понятие мощей, в России это понятие упорно не приживалось. В качестве показательного примера можно привести историю канонизации Ионы, Фотия и Киприана.

История такова.

В 1406 году умер митрополит Киприан, в 1431 году умер митрополит Фотий, в 1461 году умер митрополит Иона.

При перестройке Успенского собора в 1472 году их могилы были вскрыты, а тела осмотрены. Понятно, что кто позже всех умер, тот меньше всех и истлел.

У митрополита Киприана, который умер раньше всех, истлело все тело и остались одни кости; то же самое у Фотия. У митрополита Ионы, который умер позже всех, тело еще не истлело.

Если бы делом занимался Запад, то святыми были бы объявлены Киприан и Фотий. Однако русские канонизировали Иону, умершего последним – на том основании, что его мощи не истлели.

А Киприана и Фотия канонизировать отказались по причине истления тел.

Позже, при Романовых, Киприана и Фотия много раз пытались канонизировать. Даже сейчас неясно, смогли ли их канонизировать официально. Исследователи не находят такого решения поместного собора. Но с 19 века Церковь стала называть их святыми.

Конечно при такой позиции русские не могли принять идею чистилища и это страшно бесило западное христианство. Но и восточное христианство тоже критиковало русский подход. Так, Пахомий Серб писал:

у них ( у русских) не святой, чьё тело сохранилось истлевшее; такового не будут поминать святым, если даже голые его кости источают исцеление.

Нетленные тела, именно тела с плотью, это чисто русское мировосприятие. В Московском княжестве твердо придерживались позиции, что святые мощи это нетленные тела.

***

И еще один аргумент был у русских в пользу нетленных тел, логичный, кстати, аргумент. Дело в том, что личность человека по телу легко опознается, а кости можно подсунуть любые. Отличить подлинные от фальсификатов практически не было никакой возможности.

На Руси что делали – хоронили покойников специально неглубоко; после того как промороженная земля весной оттаивала, грунтовые воды выталкивали гроб на поверхность. Местные священники пользуясь тем, что отдельные тела в гробах оказывались более или менее целые, объявляли эти тела нетленными, а затем служили над ними молебны, привлекая паству, таким образом получая доход.

Раньше хоть какая-то совесть была и до общественности старались довести правду о фальсификатах, что в России, что на Западе. Выяснялось, сколько мощей одного и того же святого имеется в различных храмах (по одному западному подсчету у Андрея Первозванного оказалось 17 рук, у святого Иеронима 63 пальца, у святого Юлиана 26 голов и так далее).

А сейчас вообще все предлагается на веру. Церковники полностью закрыли от общественности свои делишки.

продолжение следует