Дотварная метафизика Нейт (1). Начало гностицизма.

исследование по идентичности Запада

предыдущая здесь

Психолог Эрих Нойманн, автор знаменитой книги “Великая Мать: анализ архетипа”, обращает внимание на то, что поклонение Богине-Матери прямо связано с поклонением смертельному аспекту Природы.

Смертельный аспект Природы ассоциировался с дотварным хаосом  и кровавой жестокостью, которая подчеркивала неумолимость смерти.

Смертельная сущность Нейт выражена через ипостась Горгоны.

Горгона это сама Смерть.

Условно говоря, богов можно разделить на допотопных (те, что главенствовали до мифологического библейского Потопа), то есть дошумерских; и на послепотопных – те пантеоны, которые стали формироваться после шумеров.

И послепотопные боги чрезвычайно жестокие; что уж говорить о допотопных (часто богов-миксов, полулюдей-полузверей), олицетворяющих Природу как таковую.

Допотопные боги – чисто матриархальные боги, в самой жестокой первобытной версии.

Греция, воспринявшая Нейт, прошла два древних этапа. Сначала была матриархальная Пеласгия, тесно связанная с Ливией и Египтом; и лишь потом сформировалась олимпийская патриархальная Греция.

У греков была допотопная матриархальная Афина. Это пеласгическая Афина — местная версия саисской Нейт.

Олимпийская Афина как бы уже послепотопное божество. Афина олимпийского пантеона облагорожена, от нее отсекли ливийско-критский аспект Горгоны с каннибалисткими практиками (обряд разрывания и поедания младенца).

Более того, после создания олимпийского пантеона каннибалисткие обряды осуждались (хотя эта практика оставалась очень долго. В горных районах Аркадии даже в ранний христианский период ритуальный каннибализм продолжался).

Метафизика бездны

Итак, в древних африканских космогонических мифах созданию мира предшествовал хаос в виде изначальных вод.

Саисская эпоха с главным божеством Нейт — это начало гностицизма.

 

Во всех традициях, каким бы ни было Творение и каким бы образом ни создавалось, дотварная бездна не исчезла.

Бог создает творение, или творение иным образом возникает; но это творение сосуществует с бездной .

Христианский бог “потеснил” бездну, втиснул в нее свое творение; а кто сказал, что бездне это нравится)))

К сожалению, ни христианская теология, ни советский (очень мощный) антифашистский дискурс, не уделили должного внимания этой проблематике.

Дело в том, что советским людям связанные со всякими божествами вещи казались глупыми. Никто не хотел вникать в оккультную муть Аненербе и потому оккультная сторона Рейха на Нюрнебергском процессе не рассматривалась.

А что касается христианской теологии, то христианство дотварную проблематику обходило стороной по причине того, что принцип монизма был включен в христианство.

Между тем, находясь внутри христианства, люди гностического мировоззрения вовсю раскручивали (и сейчас очень сильно раскручивают) тему дотварное vs тварное, представляя дотварное высшим благом.

продолжение здесь