Ранние свидетельства религии ориньякцев

исследование по идентичности Запада

предыдущая здесь

Африканцы придают большое значение музыке. Современный народ сан не придерживается строгого разделения музыки на “священную” и “обычную”. Некоторые музыкальные произведения являются развлекательными, а в отношении других музыкальных произведений считается, что они наполнены сверхъестественной силой и облегчают шаманам вхождение в потусторонеий мир духов.

Первобытная музыка

Что касается археологических изысканий, то некоторые стоянки верхнего палеолита представили образцы музыкальных инструментов. Ориньякские находки включают костяные флейты.

Одна из многих пещер, где ориньякцы оставили следы ранних произведений искусства, называется Гейсенклестерле (Швабский Юр, Германия). Ориньякские уровни датируются между 43 000 и 32 000 годами назад, и в них найдены каменные орудия и предметы, сделанные из рогов и костей. Среди наиболее примечательных предметов – обломки костяных флейт.

В 2008 году команда из Тюбингенского университета во главе с археологом Николасом Конардом раскопала флейту из кости крыла стервятника в пещере Холе-Фельс (карстовая пещера в Швабском Альбе, Германия) и нашла два фрагмента флейт из кости мамонта в близлежащих пещерах. Флейты датируются по меньшей мере 35 000 лет до нашей эры.

Оркестр с Мезинской палеолитической стоянки

На Мезенской стоянке (Украина) был найден первый в мире ансамбль музыкальных инструментов из костей мамонта.

Находки в Мезине известны с 19-го века и в течение многих десятилетий Мезинская палеолитическая стоянка раскапывалась и изучалась советскими археологами. Особенно масштабные работы в середине 50-х годов 20-го века провел талантливый советский археолог Иван Гаврилович Шовкопляс.

К слову, у северных российских народов, таких как эскимосы и самоеды (ненцы, нганасаны и т.д.), в селениях существовали хижины для танцев (вроде как до сих пор еще есть такая традиция).

Помещение для танцев — такого же размера, как и жилище, но предназначено исключительно для песен и танцев, развлечений и ритуалов и используется особенно на праздниках осени и зимы, в начале зимней охоты.

Советские археологи нашли на стоянке Мезин хижину из кости мамонта, которая, возможно, была предназначена для аналогичного использования.

Хотя внутреннее пространство было слишком ограничено опорами крыши, чтобы позволить танцевать, пол был чист от домашнего мусора — признак того, что помещение использовалось в ритуальных целях.

На полу хижины были найдены несколько мамонтовых костей, окрашенных красной охрой, и молоток из оленьих рогов.

Тщательный анализ, проведенный советскими археологами, выявил на всех найденных в хижине артефактах участки поверхностных повреждений, а также признаки сглаживания, истончения, полировки и трения.

Исследователи сделали вывод, что кости и молоток образовывали набор с какой-то общей функцией, которая включала в себя концентрированные удары, а также растирание и полировку при длительном контакте с руками и, возможно, меховой одеждой.

Эта функция, скорее всего, заключалась в том, что набор использовался в качестве музыкальных инструментов в своеобразном оркестре ледникового периода.

Кости представляли собой ударные инструменты, по которым ударяли молотками: лопатка мамонта, украшенная линейными и зигзагообразными полосами красной охры, несет на себе следы полировки, соответствующие положению ладони и большого пальца — что позволяет предположить, что именно здесь ее держали левой рукой; в то время как правая рука ударяла по корпусу инструмента молотком.

Другие области износа указывают на то, что кость была обстругана в разных местах, чтобы изменить тон произведенной ноты.

Чтобы усилить резонанс инструмента,  первобытные музыканты извлекли из бедренной кости мамонта мягкий губчатый материал,

Инструмент, видимо, играл горизонтально, как ксилофон (возможно, на опоре, а не на земле, судя по другим полированным участкам).

Половина таза мамонта и две челюстные кости, также окрашенные красными параллельными полосами, по-видимому, использовались аналогичным образом.

Левые стороны челюстей были не окрашены, а правые стороны – окрашены красными полосками и имели следы ударов.

Из одной из челюстей удалили зубы, опять таки, чтобы изменить резонанс звука.

Кусок кости из черепа, украшенный пятнами красного цвета, использовался в качестве барабана (как потом показали эксперименты со слоновьими черепами, клеточная структура черепа создает необычный резонанс).

Советские археологи в 1976 году пытаются воссоздать звуки верхнепалеолитического «оркестра», используя раскрашенные кости мамонта, найденные на месте Мезина. Кости датируются примерно 20 000 годом до нашей эры

И наконец, к так называемым звучным инструментам принадлежит также «шумящий»  наборный браслет, который состоит из пяти отдельных незамкнутых колец. Это своеобразные кастаньеты, которые пока ещё являются единственным свидетельством о наличии танцев в палеолитической культуре Восточной Европы.

Хижина также содержала два или три килограмма красной и желтой охры в четырех концентрациях и костяные подвески, иглы и шила: некоторые ученые предположили, что эти предметы использовались для подготовки ритуальных представлений.

В советское время после реставрации в Эрмитаже Мезинские находки были протестированы в качестве музыкальных инструментов музыкантами Киевской государственной филармонии.

Используя свои знания о музыке современных северных народов, музыканты создали множество резонансных звуков и смогли дать представление о том, как могла бы звучать музыка Ледникового периода.

Человеколев

Ранние художественные проявления первых европейцев включают статуэтку грозного человека-льва, обнаруженную в в 1939 году  в пещере Хохленштайн-Штадель (юго-западная Германия).

Фигурка человекольва вырезана из слоновой кости молодого мамонта; уточненная датировка артефакта 40 000 лет.

Находки в пещере Хохленштайн-Штадель сопровождалась многими другими замечательными предметами. Были найдены костяные инструменты и обработанные рога, а также украшения из зубов животных. Вероятно, это было место, использовавшееся как хранилище или тайник или, возможно, как место для культовых ритуалов.

Когда о статуэтке человекальва узнала широкая аудитория, возникли споры о половой принадлежности фигуры.

Одни говорили, что это самец; а другие говорили, что это львица, ссылаясь на то, что у льва с фигурки отсутствует грива.

Однако, если сравнивать человекольва из пещеры Хохленштайн-Штадель с наскальными изображениями пещерных львов (из пещеры Шове, к примеру), то становится ясно, что прототипом фигурки являлся пещерный лев.

Советская наука, которая опиралась на строгие научные знания, давала более точные определения. В советской палеонтологии гораздо более точно пещерного льва называли тигролев.

Древние рисунки пещерных львов показывают их всегда без гривы — что позволяет предположить, что у них её или не было, или она была небольшой. Раскраска шерсти, по-видимому, была одноцветной.

Так что человеколев из пещеры Хохленштайн-Штадель мог быть как пещерным львом, так и пещерной львицей.

Для сравнения – подобные скульптурки пещерных львов были найдены в других местах. Так, ориньякская скульптурка пещерного льва была найдена вместе с другими статуэтками животных и несколькими флейтами в соседней пещере Фогельхерд (Германия).

Фогельхерд — одна из четырех пещер в регионе, где были найдены самые ранние в мире статуэтки, датируемые 40 000 лет назад. Только в Фогельхерде было найдено несколько десятков статуэток и фрагментов статуэток.

По стилю изображения скульптуры пещерного льва сходны с рисунками на каменных плитах из пещеры Аполлон-11, все та же линия койсанского искусства.

Человеколев из пещеры Хохленштайн-Штадель и человекоживотное из пещеры Аполлон-11 указывают на наидревнейшие шаманские практики сан.

То, что статуэтки и изображения человекоживотных имели важное значение для людей раннего верхнего палеолита, говорит тот факт, что скульптура человекольва, к примеру, требовала достаточно трудоемкой работы.

Джилл Кук, куратор палеолитических коллекций в Британском музее, предполагает, что

если скульптура не создавалась медленно в свободные моменты в течение нескольких месяцев, кто-то, опытный по художественной части, мог быть освобожден от других жизненных задач, чтобы работать специально над этим произведением.

То есть первобытная община, живущая на грани выживания; люди, главными заботами которых были поиск пищи, поддержание огня, защита детей от хищников — позволили кому-то проводить много времени вдали от задач выживания только для создания художественно-ритуального произведения.

Похоже, что шаманизм был для ориньякцев важнейшей частью их жизни и статуэтка человекольва, по словам Джилл Кук, говорит об

отношении к вещам невидимым, к жизненным силам природы, которые вам нужно, возможно, умилостивить, возможно, соединиться с ними, чтобы обеспечить свою успешную жизнь.

Таким образом, почитание африканцами льва уходит в незапамятные времена.

В современной Африке образ льва часто воспринимается как воплощение умершего предка, потустороннего духа-патрона, тотема.

С тотемическим почитанием льва были неразрывно связаны культ древнекушитского божества Апедемака и ливийской Бастед, изначально львицы-богини.

У африканского народа динка основатель одного из кланов был братом-близнецом льва (лев же считался у них и тотемным предком).

У свази царь, именуемый львом (нгвеньяма), считается близнецом царицы-матери; таким образом в мифопоэтическом контексте их можно рассматривать как близнечную пару, один из членов которой (а в более раннем варианте, по-видимому, оба) — лев.

У кенийского народа луо (происхождение из которого ведет бывший президент США Барак Обама) известен миф о первом вожде Атико; его жена принесла ему двойню львят, которые охотились на зверей, и Атико мог снабжать мясом даже людей окрестных селений.

В суданской легенде львица воспитывает царя вместе со львёнком.

Подобные легенды объясняют происхождение «львиных» династий у мали и других африканских народов.

Ориньякская традиция почитания льва закрепится в древних мифологиях Европы и Азии, где божество и лев, царь и лев всегда будут в паре, а львиная шкура будет означать царскую власть.

Льва, подобно божеству, африканцы даже в нынешнее время обозначают “обходными” словами. Так, ангольцы называют льва “господин”, койсаны “брат” и т.д.

В верованиях сан, если во льва превращаются злобные колдуны, то они рыскают по ночам в поисках людей, чтобы похитить их или причинить им вред (та же тема будет звучать позже у пеласгов в ночной кобыле – Деметре. Деметра – богиня древнесахарского происхождения).

Подобно львам, шаманы ведут ночной и дневной образ жизни. Фраза сан «гулять по ночам» означает обычай шамана совершать вылазки ночью в образе льва.

Палеолитические Венеры

Одной из популярных тем ориньякской скульптуры были так называемые “статуэтки Венеры”.

Статуэтки Венеры — это общий термин для ряда доисторических фигурок женщин, имеющих общие атрибуты (многие из женщин изображаются явно тучными или беременными), найденных от Западной Европы до Сибири и датирующихся верхним палеолитом.

Эти предметы были вырезаны из мягкого камня или мамонтовой кости, или сделаны из глины и обожжены.

Одна из самых древних статуэток была обнаружена в 2008 году в пещере Холе-Фельс в Германии. Статуэтка была датирована 35 — 40 000 лет до нашей эры.

Некоторые найденные статуэтки несут на себе следы красной охры, что является признаком религиозного или ритуального характера фигурок.

С момента открытия “палеолитических Венер” было много их различных интерпретаций.

В числе прочего было высказано забавное предположение, что всегда голодные первобытные люди мечтали наесться вволю и потому изображали богинь толстыми)))

Одна из интерпретаций принадлежит американской исследовательнице древней мифологии, профессору Елене Бениньи.

В своей книге «Появление богини» Елена Бениньи утверждает, что последовательность дизайна этих невыразительных, большегрудых, часто беременных фигур на протяжении широкого региона и в течение длительного периода времени предполагает, что фигурки представляют собой архетип женщины — Верховного Творца.

В ранних заметках я упоминала о том, что изначально первобытные африканцы поклонялись женскому божеству, называя это божество Амма и Ниа. И лишь позже женское божество Амма преобразилось в двуполое, а затем мужское божество Аммон/Амон.

Вполне вероятно, что ориньякские женские фигурки и являются той самой изначальной богиней-матерью Аммой.

Общие характеристики ориньякских венер таковы:

— ромбовидные фигурки, суженные вверху (голова) и внизу (ноги), и широкие в средней части (живот и бёдра)

— подчёркнуты определенные анатомические особенности женского тела: живот, бёдра, ягодицы, груди, вульва.

— другие части тела или пренебрегаемы или вовсе отсутствуют, особенно руки и ноги.

— головы обычно относительно небольшого размера и лишены деталей.

Необходимо отметить, что не все палеолитические венеры тучные и с преувеличенными чертами женской физиологии. И не все фигурки лишены лицевых черт.

Тем не менее появление статуэток, похожих друг на друга по стилю и по определенным пропорциям, позволяет говорить о формировании единого художественного канона: грудь и бедра вписываются в круг, а всё изображение – в ромб.

В связи с физиологическими особенностями ориньякских венер, возникли споры касательно правомерности употребления термина стеатопигия.

Стеатопигия — повышенное отложение подкожного жирового слоя на ягодицах. Встречается, как правило, у женщин.

Дело в том, что подобные физиологические особенности присущи койсанским народам.

Фигурки “палеолитических венер” и некоторые наскальные росписи свидетельствуют о том, что стеатопигия была широко распространена в верхнем палеолите в первобытных обществах Европы.

В наше время стеатопигия, помимо койсанов, встречается у зулу, у пигмеев и у андаманцев.

Андаманцы — это коренные жители Андаманских островов, района Индии, расположенного в юго-восточной части Бенгальского залива.

Андаманцы антропологически классифицируются как негритосы.

Считается, что андаманцы произошли от миграций, которые около 60 000 лет назад привели современных людей из Африки в Индию и Юго-Восточную Азию.

Существует мнение антропологов, что Южная Индия и Юго-Восточная Азия когда-то были населены в основном негритосами, похожими на андаманцев; и что племенные популяции на юге Индии являются остатками того периода.

Андаманцы ведут образ жизни охотников-собирателей и, по-видимому,  в древности в течение многих тысяч лет жили в значительной изоляции (эта степень изоляции не имеет себе равных, за исключением разве что коренных жителей Тасмании).

К концу XVIII века, когда андаманцы впервые вступили в постоянный контакт со светочем человечества – европейцами – они уже в следующее столетие были почти уничтожены завезенными колонизаторами болезнями, колониальными войсками и потерей территории, где они традиционно охотились. То есть это было практически повторение истории южно-африканских охотничьих племен.

Короче говоря, дружелюбие не являлось полезной чертой в общении с представителями “бремени белых”, и сегодня андаманцев осталось менее 350 человек.

продолжение здесь

share

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

17 + 13 =